Ukonjarvi

В лесу следы оленей повсюду

На льду, по краю каменистого берега вокруг замёрзшего Уконъярви, появляются трещины и ручейки быстрых речек уже бегут вдоль дорог. Мы поднялись в гору, где солнце, загорая на твёрдом снегу, проявляло оленьи следы, которые были повсюду.

Прогуливаясь по лесным тропинкам, мы свернули в глубину леса, где по укатанному снегоходом насту, можно ходить не проваливаясь. И тут мы замерли, застыли как засохшие камнем сосны: на горке стояла пара оленей. Как и мы, они неторопливо гуляли, изредка поглядывая в нашу сторону. Отвернувшись, рогатая пара продолжила свой путь, плавно двигаясь друг за другом. Мы были не так привлекательны для них, как они для нас. Олень с большими ветвистыми рогами шёл впереди, тёмные пятна шерсти вокруг его мощной шеи были похожи на коричневый воротник. Самка была изящнее: её шерсть светлее, а копыта словно элегантные туфельки. Лес рябил ветками и олени, то и дело останавливаясь, жевали мох в проталинах под соснами. Они шли быстрее нас и вскоре мы потеряли их из виду.

Большой камень был похож на медведя, а сухие ветки своими причудливыми формами то напоминали рога оленя, то казались куропаткой. Снегоходная дорожка пересеклась со следами снегоступов и, чуть проваливаясь, мы пошли след в след, разглядывая кошачьи следы лисицы и треугольные следы зайца, может быть того самого, которого мы видели вчера: высоко подпрыгивающего, чья белая шёрстка терялась из виду на снежном фоне, исчезая в дали. Поднявшись еще выше, нам открылся вид на озеро с домиками, поселившимися у самого берега и абрисами сосен, силуэтами обрамляющими сопки, а с другой стороны лес, уходящий вниз и тут же взбегающий волной вверх.

Forest at sunset / Ruka, Finland / Art Lasovsky © 2017
Moss / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Suomi Finland 100

третий шаг Вокруг Баренца

Кольский полуостров, затем Северная Норвегия, а теперь, вместе, к столетию независимости Финляндии. Навострив лыжи, мы решительно настроились проехать всю страну с севера на юг. Удивляясь и радуясь, мы открывали для себя самобытность этого народа, особенности и уклад жизни людей, не представляющих свою жизнь без лакричных конфет.

Насмотревшись на сияющий экран северного сияния, после полярной ночи очень хочется солнца, с солнечными зайчиками и играющими радугой снежинками в длинных сапфировых тенях на снегу. Внимательнее присмотревшись вокруг, замечаешь, что каждая снежинка уникальна, и, как узоры на окне, они рождают в голове удивительные истории. Сосулька превращается в хрустальный меч, а щекочущий первыми снежинками, собирающийся с горкой на ладони, снег словно глина в руках художников, преобразующих алмаз льда в грани искусства. Любая игра в снежной песочнице получается интереснее: можно выкапывать снежные проходы в сугробах, делая домики и целые улицы, а каждый проходящий под нависающими ветками обязательно получит снежный душ за шиворот.

Снежные шапки, свисающие с крыш, плачут капелью. Берёзовые верхушки отяжелели, пригнулись и вросли коромыслом в сугробы. В путешествии по Норвегии лето передавало эстафету осени, а теперь зима уступает весне, но при этом не сдаётся до последнего. Расставание с зимой — это прощание с коньками, лыжами и сноубордами. У кого-то конец апреля — весна, а у нас еще снега по колено, и мы очень рады отправится в это путешествие в еще снежную пору: световой день длится дольше и сильные морозы уже не страшны — самое время катания в горах. Мы не представляли, что эта весна будет настолько снежной, и что за три дня до начала лета, мы еще раз достанем нашу экипировку, чтобы последний раз в этом сезоне прокатиться в Хибинах.

Раздваиваясь камертоном, раскрываясь, как цветок, трилистником, будто сдутые ветром набок или стремящиеся ввысь, танцуют деревья Лапландии, иногда принимая какие-то совсем причудливые и фантастические формы. Сосны машут лапками, сбрасывая вчерашний снежный сугроб с веточек, а под ними — будто следы хороводов маленьких ножек. На севере жизнь медленнее: пока соберёшься и оденешься во все слои одежды, пройдёт немало времени. Пробираясь через сугробы, с усилием толкая воздух локтями, не спешишь еще и потому, что нужно рассмотреть всё кругом.

Некоторые вещи в нашей жизни нужно просто начать делать, без страха, и Вложивший желание сердца — поддержит на пути!

Lexus Around Barents / Hailuoto, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sajos Interior / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017

Inari

Роскошь тишины

На стенах детские рисунки, где отец семейства, в узнаваемых очках, в роли супермена. Внутри небольшого дома разместились магазин и мастерская. Пока ювелир Матти занят работой, его жена Райли рассказывает нам о жизни в Инари: о драгоценном спокойствии этих мест, лесе совсем рядом, чистой воде и безопасности. Вода для финнов — особенная тема, её чистота — это ценность и то наследие, которое передаётся будущим поколениям. Это основы финской жизни, на которых строится всё и к чему постоянно возвращается каждый, эти ценности не просто в словах — их на деле практикует вся страна. Для их семьи север стал уютным и тёплым домом, и, размышляя о жизни, Райли считает, что в небольшом поселении, проще делать то, что тебе нравится и чтобы твоё дело состоялось. Большой город отнимает много времени, а в маленьком городе тебя все знают и нет необходимости показывать то, кем ты не являешься.

Стучат молотки, как саамский бубен отбивая дроби. Общение оставляет впечатление и даёт новые идеи. В каждом изделии часть жизни творца: вместе с узорами и линиями украшений, художник вкладывает время жизни, душу и свои силы. Уже сорок лет их семья занимается любимым делом. И нам так нравится идея семейного бизнеса, когда семья объединяется вместе за одним общим делом, к которому каждый может приложить свой талант.

Финны черпают идеи из природы и культуры, перенося символы на различные материалы и придавая традиционным символам современные формы, соединяя это в прикладных ремёслах, множеством орнаментов форм и линий, они напоминают поколениям свою историю и корни. Изделия говорят о том, что их творцы часть этого мира и через их дело, отражающее народные понятия и чувства, можно увидеть сущность человека. Художники увековечивают окружающую красоту: фактуру снега в серебре, линии веток в глазури керамики, фигуры оленей в дереве и металле. Бережное отношение к природе выражается не только в её постоянном изображении, но и в способе подачи материала, когда кусочек оленьего рога не полируется полностью, мастер, оставляя природную фактуру, показывает настоящую красоту живого материала, дополняя рассказ узорами.

Raili Laurila from Inari Hopea / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Inari Hopea Workshop / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Inari Hopea workshop. Photo by Art Lasovsky © 2017

Жизнь на фоне природы

В сувенирном магазинчике саамского музея Siida представлены практически все виды ручной работы: из керамики, кожи, металла и шерсти. Традиции и природа вдохновляют на творчество: абсолютно всё отражает местную флору и фауну. Саамские обычаи близки к природе: приспосабливаясь к условиям крайнего севера, саамы применяли в быту всё, что их окружало в природе.

Как по рисунку на спиле сосны, жизнь саамов движется по годовому кругу. Постоянная экспозиция музея также построена радиально: внешний радиус отражает меняющиеся времена года в природе, где темнота полярной ночи сменяется яркостью полярного дня, а внутренний иллюстрирует жизнь саамского народа, окружённого этой северной природой, дыхание которой неразрывно связано с жизненными циклами. Крепкими нитями сухожилий сшита одежда, из кости и рогов изготовлены разнообразные предметы быта. Олень — важный герой саамской жизни — это транспорт, еда и одежда. Оленеводство основывается на природных ритмах, и даже ушные метки делают в особое время.

Жизнь в Северной Финляндии позволяет ощущать себя счастливым человеком и саамским мир учит жить и выживать, прививая особый менталитет с детства. Каплями мерцают блики в металлических лунках, напоминающих элементы серебряной саамской броши. Как и детали, собранные вместе, здесь встречаются представители саамского парламента. Тийна Санила-Айкио — президент этого парламента и для неё саамская жизнь — борьба на грани двух миров: между современным стилем жизни и традициями, где современное образование и технологии соперничают с традиционным образом жизни, рукоделием и языком. Современная материальная культура влияет на коренное население севера, вызывая этностресс у молодых саамов и для Тийны важно практиковать традиционный образ жизни, говоря на саамском языке и передавая знания и традиции следующим поколениям. Эта культура учит не только потреблять, но и беречь и созидать.

Reindeer marks / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Siida Museum / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sajos Building / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Tiina Sanila-Aikio, president of Saami parlament / Inari, Finland / Art Lasovsky © 2017
Forest texture / Rovaniemi, Finland / Art Lasovsky © 2017

Rovaniemi

Гостеприимство

Еще утром, во время прогулки на лыжах, можно было насладиться слепящим солнцем, а теперь, несколько часов спустя, ёлки покрываются снегом, ветки по-новогоднему тяжелеют и лес стал похож на рождественскую открытку.

Белым снежным мелком смягчаются силуэты, еловых лапок, присыпанных снегом, которые графично вырисовывают фактуру леса. Машина летит, разрезая потоки воздуха. Впереди снежная дымка, крупные хлопья снега летят, огибая лобовое стекло, невесомо паря над крышей. Параллельно с машиной, в белом облаке снега, летит пара лебедей, выделяющаяся на фоне сероватой дымки. Крылья этих птиц двигаются синхронно и плавно, а их шеи направленны вперёд — удивительная красота. Позже снег зарядил мелкой крупкой и твёрдые шарики снега, как мошки разбиваясь о лобовое стекло, зазвучали словно дождь.  Погода переменчива: яркое закатное солнце и подсвеченные облака сменились тучами снега, через минуту ставшими дождевыми. Фары отражаются в тёмном асфальте, а дымчатые силуэты ветряных станций одновременно моргают красными проблесковыми огнями.

Каждая наша поездка получается особенной, Финляндия оказалась для нас гостеприимной и открытой, мы увидели её из окон домов, как бы изнутри, глазами жителей этой страны. Наши разговоры за одним столом вызывали особенные чувства единства и принятия.

Finnish forest / Ruka, Finland / Art Lasovsky © 2017

Lapin Kumi

Запах резины, на полках лежат пронумерованные шины, в офисе на стенах старые семейные фотографии. Пекка Руоканен с детства начал работать у своего отца в шинном магазине, их семейному делу в этом году исполнилось семьдесят лет. Сейчас у семьи семь шинных центров по всей стране, а сам Пекка уже на пенсии, теперь делами компании занимается его сын. Раньше многие приезжали из Мурманской области и такие фразы как «спасибо», «пожалуйста», «б/у», «сколько стоит», и сложные трёхзначные цифры Пекка отлично знает на русском языке.

Пекка страстный любитель лыж, он с детства занимался в лыжной школе и прыгал с трамплинов, сейчас он ежедневно проходит по двадцать километров, а неделю назад он вернулся из лыжного похода в двести километров вдоль Норвежской границы. В просторном доме рамки с портретами еле умещаются на полку комода, этот бизнесмен еще и завидный семьянин — в их семье шестеро детей, сын ведёт дела фирмы, трое дочерей живут в разных уголках Финляндии, и еще две дочери в разных уголках мира: в Австралии и Англии. Хоть многим сейчас хочется жить в квартирах, где меньше забот, им нравится их дом, и несмотря на то, что тридцать шесть лет назад, все вокруг считали, что он неоправданно большой, они купили его, и не ошиблись — для детей, а теперь и внуков, нужно много места.

Мы сидим на кухне просторного дома и разговариваем будто давно знакомы. Пекку, как активного человека, беспокоит, что много молодых людей живут вместе и не вступают в брак, и вместо детей, они заводят собак, но без детей не будет нового поколения. Он, как член миссии «Гедеоновы братья», побывал во многих городах России и мира, распространяя Библию в гостиницах и тюрьмах, рассказывая и давая ключ познания — Божье слово. Он с неравнодушием размышляет о том, сегодня многие формально подходят к вере и большой процент «христиан» даже никогда не держали в руках Библию. И такой формальный подход позволяет проникать курению, пьянству и извращениям в церковь. Церковь, как институт, не приносит спасение, вне зависимости от конфессии спасает лишь личная вера в Иисуса Христа.

Pekka Ruokanen / Rovaniemi, Finland / Art Lasovsky © 2017
Lapin Kumi / Rovaniemi, Finland / Art Lasovsky © 2017

Миссия жизни — служить людям

В воскресенье здание правительства Рованиеми не работает, но молодой политик Хейки Аутто согласился встретиться с нами в этот день. Он родился и вырос на севере, в верующей семье и принял христианские принципы в свою жизнь. Особенно чувствуя близость к природе, он уверен, что здесь особенная жизнь и это хорошее место, и то время, которое уходит в крупных городах, здесь можно посвятить семье и детям. И хоть в Финляндии сейчас не популярно иметь большую семью, у Хейки уже трое детей.

Время учёбы в Америке привело его к размышлениям о родине и укрепило в вере, это реформировало его, как Мартин Лютер реформировал церковь, и он понял, что его призвание — служить людям, развивая экономику и социальную сферу. В Финляндии есть проблема с безработицей, но Хейки хочет увидеть молодых людей занятыми работой, и он уверен, что здесь много возможностей, для того, чтобы заниматься любимым делом. Он верит, что людям скоро надоест сидеть в компьютерных сетях и мы увидим больше активных людей.

Wooden Reindeer / Rovaniemi, Finland / Art Lasovsky © 2017
Heikki Autto / Rovaniemi, Finland / Art Lasovsky © 2017
Lexus NX - Snowfall / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

Oulu

Дар дружбы

Оулу дымит трубами теплостанции и бумажного завода. Ёлки припудрились снегом. Здесь мы гуляли и в облачную, с мокрым снегом, и в солнечную погоду, открывая для себя город с разных сторон. Высоких деревьев здесь много, и кажется, что они были здесь еще до того, как вырос город.

Наши друзья — дар дружбы для нас. Ханнэ пригласила нас к себе в гости и открыла для нас особенные места, рассказав о тонкостях финской жизни и старательно перевода для нас финские слова, в каждом из которых таится смысл, чаще всего отражающий природу. Разбирая этимологию, мы постигали особенности финской жизни, находя много общего.

Современные здания из стекла и бетона, поселившиеся рядом с уютными двориками старых деревянных домов. Сотни километров прогулок по дальним районам и центральным улочкам Оулу, города с каменным сердцем-парковкой под землёй. Перила смотровой площадки маяка такого же голубого оттенка, что и отражающееся небо в лужах льда, велосипедисты, то и дело обгоняющие нас, уже по-весеннему поющие птицы и слепящее солнце, заставляющее одевать тёмные очки. Рынок со свежими овощами, быстрой едой и музыкой, универсальный язык которой понятен каждому, даже малышу, едва научившемуся ходить. Важно уметь слушать, даже если ты еще не умеешь разговаривать. Скульптура серьёзного полицейского, маленькие фигурки-жители за ратушей, абстрактные линии между библиотекой и театром, и детский рождественский хор, где маленькие хористы, в старых, наспех зашнурованных ботинках и саамских сапогах, заправленных в шерстяные носки, с усердием поют, раскрыв рты, ловя снежинки и капли дождя. Так и мы, каждый делая своё дело, должны петь как птицы.

Nallikari / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Modern architecture of Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Naillikari Lighthouse / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Modern wooden house in Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Old wooden house in Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Seaman's house door / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Modern architecture textures / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

маяк белого острова Хаилуото

Ясная погода с красивыми облаками по горизонту. Ветряные турбины завораживающе крутят лопастями. Мы стремительно идём по воде, разламывая льдины. Совсем недавно эти девять километров можно было преодолеть по ледяной дороге, а сейчас, всего за полчаса, паром доставил нас на остров. Солнце светит, небо покрыто белой тюлью, вокруг белым бело: снег, маяк и крылья чаек, парящих над головой. Мостки из седого дерева еще занесены снегом, который шуршит под ногами, рассыпаясь как сладкий щербет, а прошлогодние колоски только начали выглядывать антеннами из-под сугробов.

Кракелюр белой краски на столике, совсем как корка потрескавшегося льда. В магазинчике на берегу нет ни одной похожей чашки, и не сосчитать сколько их развешено и расставлено по всему домику. На стеллажах аккуратно уложены окрашенные натуральными красителями нитки. Чёрный, серый и коричневый — цвета овечьей шерсти, а лук, еловые шишки и чернику можно использовать для окрашивания в другие цвета. Вязание — особое ремесло, ниткой связывающее поколения и передающее знания и опыт. Марту научила вязать мама, которая переняла мастерство от бабушки, а сейчас, её дочь продолжает это дело. Особая вязка без швов, пуговицы на плече и плотный квадрат на груди, такая историческая модель свитера, с более чем двухсотлетней историей, храниться в государственном музее.

Островитяне изготовили множество точёных деревянных изделий, тканых ковриков и собранных на нитку бусин. Очаровательные композиции из сухого дерева, выброшенного на берег волной: маленькие лодочки, привязанные к деревянному причалу, красные домики с двухэтажным домом лоцмана и белый маяк Марьяниеми.

Неспешно проехав остров, мы разглядывали мельницы и большие деревянные дома, слушали и наблюдали за цаплями, гуляющими по полю, покрытому щетиной прошлогодней соломы. Солнце прогревало через стекло и казалось, что на улице уже совсем тепло, но северный ветер, крутящий трилистник ветряков-великанов, напоминал, о том, где мы. В Финляндии используют энергию ветра, солнца и земли, и это взаимодействие человека с природой впечатляет — это душевный разговор, жизнь плечом к плечу.

Windpower of Hailuoto Isle / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Birds near Hailuoto Lighthouse / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Hailuoto coast / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Hailuoto Lighthouse / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Lexus NX - Hailuoto Wind Turbine / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Oulu-Hailuoto Ferry / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Oulu Wind Turbines / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Hailuoto Church / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

Утренний снег

Вид на закат из окна квартиры с кружевной линией горизонта из верхушек ёлок и сосен, в гостиной картина со старым, типичного жёлтого цвета, домом, стоявшим на этом месте, а слева от него, наверное, та самая ёлка, верхушка которой теперь достаёт до шестого этажа. Вечером мы, вместе с Ханнэ и Сакари говорили о музыке — особенном деле для души. Они вместе играют в духовом оркестре Teekkaritorvet, основанном студентами университета почти полвека назад, и хоть многие из его участников уже не студенты, но надевая белую шапочку с козырьком, они опять становятся частью студенческого мира.

Снежный и дождливый, серый и солнечный, всегда ветреный студенческий Оулу ходит в разноцветных штанах. Каждый цвет штанов-комбинезонов говорит о факультете: фиолетовый — бизнес и экономика, красный — инженерная специальность. Каркас руля, недавно выточенный из стального листа, двигатель от спортивного мотоцикла, дорогие гоночные шины, детали из алюминия и карбона. Этим занимаются студенты-инженеры в мастерской университета. Сакари изучает аэродинамику и в проекте Formula Student Oulu, он вместе с командой увлечённых инженеров собственноручно строят гоночную машину.

Teekkaritorvet Orchestra / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Old fisherman house in Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Evening / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sakari / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

История, рассказанная через автомобили

Деревянные спицы колёс, хромированные металлические детали, кожаный салон и отделка деревом. Интересные оттенки: бежевый, изумрудный, вишнёвый и не просто коричневый, а каштановый. Каждая деталь этих, воссозданных вручную, автомобилей вызывает восхищение. Здесь, в необычном здании в форме колеса, собираются волонтёры и энтузиасты, интересующиеся автомобилями. Любовь к ретро-автомобилям — еще одна особенность финнов.

Всего в клубе около полутора тысяч машин, из них пятьсот в отличном состоянии, а остальные в процессе восстановления. В автомобильном музее Оулу шестьдесят мест для машин, треть из которых является постоянной экспозицией, двадцать машин меняют два раза в год, а другие двадцать ежегодно.

Каждый год посвящается особенной теме, и в этом году выставка посвящена столетию независимости. Многие автомобили связаны с военным и послевоенным временем: на грузовиках перевозили людей из Петсамо, а на огромном Sisu с двигателем Rolls Royce добирались до гидроэлектростанций по бездорожью. Здесь история рассказывается через автомобили: автобус 1926 года, такси «Волга», Vomag 1919 года и единственный в мире Dornier, который не будет восстановлен, чтобы оставить как память о военном времени.

Oulu Automobile Museum / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Old bus of Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Tunturi Motorbike / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Dornier / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Vomag / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

Прислушиваясь к шуму быстрой реки

Белые острова похожи на айсберги в тёмной воде, снега еще много, но быстрое течение разбивает льды. Шумит быстрая река Кииминкийоки, закручиваясь, она подпрыгивает и скачет, и деревянный мост пружинит, подпрыгивая в такт потоку. Льдины ломаются у берега, кусками набегая на камни. Контраст воды и снега, как расцветка сороки. На просохшей земле маленьких островков лежат прошлогодние листья на сухой траве. Ожерелье сосулек свисает в разрезе снега и льда. Старые шишки разбросаны под извилистыми ветками сухой сосны, похожими на потоки рек. Солнце, отражаясь, слепит контрастом. Снег прилипает к подошвам, открывая у берега тонкий, снежный покров. Наши следы — тёмные пятна мокрой земли. Деревянные лавки приглашают присесть полюбоваться бегущей водой, которая течёт как время. Соединив вместе потухшие, обуглившиеся дрова, и как от одного тлеющего уголька удаётся разжечь пламя, так и мы, объединяясь вместе, можем светить ярче, согревая друг друга.

Aspen / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Split Pine / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017

Первого мая мосты в Оулу украшены флагами, которые в гармонии со снегом и водой смотрятся еще наряднее. Сегодня Ханнэ играет на звонкой пикколо, оставив нежную флейту на другой раз, а Сакари исполняет соло на трубе. Под звуки духового оркестра мы прощаемся с Оулу и отправляемся в путь.

Music in Oulu / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sakari and Hanne / Teekkaritorvet / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Ski Resort / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017

Ruka-Kuusamo

Снежная теория

В Библии снег упоминается двадцать один раз и символизирует чистоту и покрытие грехов. Для кого-то снег — всего лишь замёрзшая вода, для меня снег — синоним красоты. В детстве любуясь мерцающими в свете фонарей ветками деревьев, я представляла, что на небесах будет такая же красота.

Для северных людей снег — обыденность, но в снег, как и в воду, нельзя войти дважды. Каждый снегопад, кружащий множеством белых мух, становится особенным: пушистым или искристым, крупинками или снежинками, белый или серый, объёмной шапкой или тонкой шалью, такой грубый, что может ломать ветки или трогательно милый, исчезающий и плачущий у всех на глазах. Снег даже бывает искусственным —  распылённый через форсунки, такой снег встаёт колом и его рыхлят и разравнивают точно крем на торте, распределяя по всей горе ратраком. Снег может быть как каша, иногда с ледяными комочками, со следами птичьих лап и отпечатков подошв, из него можно лепить, а можно вырезать, создавая прекрасные скульптуры, можно кидаться снежками, а можно, стряхнув с ветки, окатить душем из снега.

У меня своя теория — зиму любят те, кто родился в снежное время.

Kuusamo Landscapes / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017

Финляндия со вкусом снега

Гравий хрустит под ногами, почти май, но снег еще лежит на крышах. У подножия горы расположились домики гостиниц, ресторанов и спортивных магазинов. Краска на деревянном полу стёрта горнолыжными ботинками. Из окна открывается вид на гору, с которой, то и дело, скатываются лыжники и сноубордисты, будто огромный аквариум, в который окунёмся скоро и мы.

Двести дней снега — как это? Спрятав снег в теневую ложбинку, его достают в начале зимы на глазах изумлённых лыжников. Снег здесь и десерт и основное блюдо! Для кого-то развлечение, для кого-то работа и жизнь.

Маттс Линдфорс, финн со шведским именем, родом с юга Финляндии. Он полюбил это место и ощущает сильную связь с ним, считая последние несколько лет работы здесь, лучшим временем своей жизни. Раньше, работая в крупной компании, Маттс бывал в десятках стран, и признался, что зачастую видел только холлы аэропортов и гостиниц: у него просто не было времени увидеть и узнать людей, прочувствовать атмосферу этих городов и стран. Он понял, что нужно жить, а не просто зарабатывать деньги. В его семье все — приверженцы сноуборда, он катается уже тридцать лет, а один из его сыновей — профессиональный сноубордист, принимавший участие в сноуборд-кроссе на олимпиаде в Сочи. Это больше чем просто катание на сноуборде, это активный отдых на свежем воздухе, особенно, когда, поднимаясь на гору в снегоступах, есть возможность наслаждаться видами и тишиной этих мест.

Несмотря на расстояния между городами и деревнями, мы чувствовали это особенное единство и многие делились с нами своей личной историей, связанной с независимостью Финляндии. Чувствуя личную ответственность за будущее своей страны, Маттс гордится столетием независимости и хочет сделать лучшее для будущих поколений. Делая своё дело, каждый вносит свою лепту в развитие страны.

Ruka Slope / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Matts Lindfors, Ruka-Kuusamo CEO / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Nature of Ruka / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sunny day at Ruka / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Ski Lift / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Ratrak / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017

Запах сауны

Фактура древесины проявляется на тёмном потолке, из окна, пробиваясь сквозь горячий пар, светит яркое солнце. Камни шипят и потоки воздуха закручиваются узорами, как мёд в горячем чае. Сауна — это часть финской культуры, продолжение гостиной, где, собравшись семьёй, можно обсудить как прошёл день или неделя. Ханне было три года, когда образовалась семейная компания, и она, продолжая это дело сейчас, надеется, что её дети также продолжат семейный бизнес.

Iisakki's lakeside sauna / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Iisakki's surroundings / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Iisakki's lamp / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Hanne Karjalainen, Iisakki's sauna / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017

Особенное искусство

За нами и вокруг нас, толкаясь рогами, бегут олени. Толкая повозку на старых лыжах и рисуя лабиринт из оленьего корма по кругу, мы побывали в одной упряжке с оленеводом в пятом поколении. Семья Куяла с 1860 года занимается этим особенным искусством — оленеводческим ремеслом. В детстве, как только Юха научился ходить, он уже наблюдал за тем, как отец занимался оленями. Продолжить дело отца и деда дано не каждому, и из его братьев и сестёр он единственный стал оленеводом. Необходимо знать множество вещей для выживания в природе, но главное — любить природу и животных. Этот процесс сложно назвать работой, хотя здесь много труда, скорее это призвание и направление жизни.

Feeding, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Tatiana Lasovsky, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Reindeers, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Reindeers walking, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Workshop, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Juha Kujala and Jenni, Kujala Reindeer Farm / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017

Подъёмник парит над светящимися, как свечи, верхушками сосен. Кто-то проносится быстро, поднимая снежный шлейф, а кто-то, будто осенний лист, раскачиваясь, медленно спускается по склону. Солнце слепит, растапливая ледяную корку. Это отличное место не только для любителей активного отдыха, но и место вдохновения художников. Окружив себя красотой, начинаешь творить!

Panorama of Ruka village / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017
Ceramic texture / Posio, Finland / Art Lasovsky © 2017

Taide

Искусство вокруг нас

Небо хмурится и ветер заметает снегом дорогу. По пути мы заглянули в галерею Pentik в Посио. Здесь открытый музей финского быта и коллекция керамики, через большие окна видно, как снаружи кружит снег, обесцвечивая огромные мозаики. Сюда нужно приезжать в солнечное время, когда лучи играют на яркой мозаичной стене, а разноцветное стекло становится похожим на леденцы.

Огромная коллекция чашек со всех континентов удивляет своим разнообразием. На витрине посвящённой России вместе с кобальтовой сеткой ленинградского фарфорового завода стоит большой чайный бокал с широким золотым кантом. Каждая коллекция отражает своего собирателя, и здесь, один объект в своём многообразии имеет схожие черты, выраженные в природных мотивах и тонкости линий.

Blizzard / Posio, Finland / Art Lasovsky © 2017
Anu Pentik Galleria / Posio, Finland / Art Lasovsky © 2017

Традиции и история

В многочисленных витринах с антиквариатом и на рынках представлена историческая экспозиция керамики Arabia, посуды, которую мы встречали везде: в домах, магазинах и музеях. Они часть повседневной жизни.
В Финляндии бережно относятся к истории, сохраняя традиции, и не выбрасывая, но перерабатывая идеи: деревянная кружка «кукса» может превратиться в керамическую, традиционный пасхальный хлебный десерт «мямми» теперь продаётся в магазинах, обувь с закруглёнными носами делают из яркого фетра в виде домашних тапочек, рисунки на тканях и посуде вспоминают и выпускают вновь, а дизайн мебели из шестидесятых стал скандинавской классикой. Европейская традиция жечь свечи, особенно в северных странах с долгой и тёмной зимой, проявляет себя в разнообразии подсвечников в каждом углу дома: на окнах, столах и под потолком. Живой огонь поддерживают, им любуются, он неотъемлемая часть жизни.

В столичном музее дизайна центральную стену при входе украшают те самые ножницы с оранжевой ручкой, которым в этом году исполняется пятьдесят лет. Палки для скандинавской ходьбы, светоотражатели, устройство для сбора ягод, веник из пластиковых верёвок, скейт с саамским йойком, лёгкие и тёплые сапоги, которые у нас называются «финскими» и ожерелье из коллекции Planetary Voids от Lapponia, из первого фильма «Звёздные Войны» — все они объединились в выставке «Сто вещей Финляндии», по одной на каждый год независимости.

Fiskars Scissors Art / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Arabia Building / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

Деревня Fiskars

Пригревает солнце и поют прилетевшие недавно птицы. Дорога сворачивает с трассы и ведёт нас по извилистому маршруту среди деревень. Выдался тёплый солнечный день и такой же солнечной улыбкой нас встретил Матти — гид с золотой медалью! Мы с удовольствием слушали его историю о жизни этого места и о том, как живёт деревня сейчас. Он познакомил нас с мастерами своего дела, проведя по всем уголкам этого поселения, и, искренне радуясь, он делился, что каждый раз рассказывая эту историю, он всегда узнаёт что-то новое.

Шумит шлифовальная машинка, поднимая деревянную пыль, светящуюся в лучах пронизывающего мастерскую солнца. Невозможно удержаться от того, чтобы погладить рукой идеально отполированную поверхность круглого деревянного стола. Иван Кулвик, финн с русским именем и итальянскими корнями, создаёт уникальную мебель. Он рос среди дизайнеров и архитекторов и с детства делал вещи своими руками. Fiskars наполнили эту деревню художниками, дав ей новую жизнь. Во многих домах, со старыми скрипучими дверьми и деревянными окнами построены больше ста лет назад, теперь живут семьи художников, в старом коровнике теперь свечная мастерская со множеством запахов и оттенков воска. Деревня сохранила свой исторический облик, и, если бы люди ходили в традиционных одеждах, мы подумали бы, что попали на столетие назад.

Мастерская Карин Виднас выделяется современной архитектурой, внутри стены дома отделаны различными по фактуре и форме плитками керамики. Сейчас Карин готовит что-то новое для выставки, которая откроется через неделю.

Практичные сувениры в виде лопат, топоров и ножниц можно найти здесь, где началась история этих удобных в быту инструментов, знаменитых на весь мир. В магазине под одной крышей объединились историческая выставка с миниатюрными макетами, старыми ножами и плугами, и магазины Fiskars, Iitala и Arabia. Рисунок 1965 года на чашке Arabia из серии Pastoraali, который в этом году перевыпустили в честь столетия независимости, для Матти имеет свою историю: когда он познакомился со своей женой, её длинные волосы были похожи на те, что у девушки на рисунке, и образ на чашке теперь напоминает ему о тех романтичных временах.

Бьют часы на башне. «Муи» — здороваются с нами в магазине, где представлены работы местных художников. Матти, с увлечением и любовью, рассказывает нам о художниках и искусстве.  Название их кооператива Onoma переводится как «моё». Здесь каждая вещь больше чем предмет, в каждой — душа художника и дух этого места.

Матти родом из снежного Куусамо, так полюбившегося нам, вместе с ним мы, не поддерживая кофейный скандинавский стереотип, пили чай. В семнадцать лет он захотел стать гидом, и занимался этой работой летом. Позже, получив профессиональное образование, стал делать то, что ему нравится: у него есть небольшая лодка, на которой он водит экскурсии по архипелагу.

Matti Piirainen / Fiskars Village, Finland / Art Lasovsky © 2017
Chair by Ivan Kulvik / Fiskars Village, Finland / Art Lasovsky © 2017
Chairs at Onoma store / Fiskars Village, Finland / Art Lasovsky © 2017
Ceramic wall by Karin Widnäs / Fiskars Village, Finland / Art Lasovsky © 2017
Old Fiskars building / Fiskars Village, Finland / Art Lasovsky © 2017

Дизайн — особенное слово для Финляндии. Керамика Arabia, стекло Iitala, ножницы и лопаты Fiskars, сантехника Oras и много других утилитарных вещей, становятся предметами искусства.

Серебряные ствол сухой сосны считается уникальной красотой, олень, сбрасывая старые рога, даёт начало новому творчеству, изгибы рек диктуют плавные формы, а корка замёрзшего льда — фактуру. Видеть красоту в мелких волнах на глади озера и шершавости ствола дерева — особый дар жителей Финляндии.

Arabia Store / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Kuokkala Church / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017

Kirkko

Воскресное единство

Ближе к югу мы любовались удивительной архитектурой церквей. Бог объединяет, он не просто называется Отцом. В небольшой международной церкви в Рованиеми мы пели «Пусть все народы к Тебе воспоют». Невозможно игнорировать это единство. Церковь — большая семья и чувствуешь, что ты её часть, и хоть языки у нас разные, наш внутренний дух один и тот же.

С одной стороны озера снег уже растаял, а с другой еще держится тонкая корка льда, через которую дышит вода. Сквозь ветки проглядывается старое здание деревянной церкви Петяявеси: большое и высокое, со шпилем и колокольней. Здесь особенное ощущение тепла и изумрудного света. Веточки с пушистыми почками — как на картинках, травы еще нет, зеленеет лишь мох да ёлки. Солнце, запутываясь в ветках, играет, разбивая свет на тонкие мазки. Каждая иголочка, как тонкий мазок. Хоть мы еще не снимаем шапок, пряча уши от ветра, мы чувствуем это тепло земли, нагретой весенним солнцем.

Petäjävesi Old Church / Petäjävesi, Finland / Art Lasovsky © 2017
Petäjävesi Old Church. Forest / Petäjävesi, Finland / Art Lasovsky © 2017

Огонь пламени свечи мерцает сквозь восковое кружево. Чёрный каменный многогранник церкви в Ювяскюля архитектора Анси Лассила, отливает чешуёй каменных граней. Такую отделку крыши мы часто встречали в Норвегии, а здесь, кажется, что она одна и осталась. Двумя ярусами крыша врезается в землю на разной высоте, снаружи кажется тёмной и глухой, а внутри, через тонкую линию окон на стыке двух скатов, льётся через плетение реек свет, бликами рассыпаясь по потолку. Ощущение, будто находишься на чердаке под крышей — на самом верху. На контрасте чёрного камня снаружи, белёное дерево внутри создаёт светлый и лаконичный интерьер. Панно из деревянных пузырьков с золотыми линиями угадывающегося рисунка: сходящий на Иисуса Дух, в виде голубя, хлеб, чаша и рыбка. Всё просто и немного наивно. Обитые войлоком скамьи приглашают присесть и поразмыслить с книгой в руке.

Kuokkala Church Interior / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017
Kuokkala Church Interior Detail / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017
Kuokkala Church Roof Detail / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017
Kuokkala Church Exterior / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017

Даже если двери церкви закрыты, Бог открыт для всех. А зайдя в открытые двери, можно услышать удивительные истории. В Хельсинки на Fredrikinkatu 42, храм, построенный в 1894 году, во время войны был повреждён и позже, в конце двадцатого века был продан и использовался как ресторан, но спустя два десятилетия, церковь вновь смогла выкупить это здание и в прошлом году, храм был открыт для служений.

Luther-Kirkko / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

В Хельсинки много традиционных кирпичных снаружи и деревянных внутри церквей: с витражами и сводами нефов, длинными скамьями и трубами органа. В центре — большой праздничный, с куполами и колоннами, Кафедральный собор. Ранним утром на сенатской площади просторно и почти безлюдно, но уже скоро лестницы используют как скамьи, а на площади будут то и дело фотографировать или фотографироваться. Свет блестит на дубовых спинках скамеек. Внутри собора торжественно парадно, и в тоже время без излишней помпезности.

Helsinki Cathedral / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Helsinki Cathedral Interior Details / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Helsinki Cathedral Exterior Detail / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Helsinki Cathedral - Interior Light / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
St. John's Church / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
St. John's Church - Organ / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Helsinki Cathedral - Bench / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

В районе Камппи — шум и суета. Все вокруг спешат по своим делам, туристы, путаясь под ногами и скрипя колёсиками чемоданов, затормаживают движение на узких тротуарах, музыканты играют, растворяя звуки и мелодии в шуме города, сменяя одну звуковую волну на другую. Часовня Тишины внутри как деревянная скорлупа. Чаще всего сюда быстро забегают туристы, и сделав кадр, отправляются дальше, но оставшись чуть дольше, можно почувствовать этот момент тишины. И этот маленький деревянный ковчег даёт возможность приостановиться, присесть и успокоится, перед тем как опять окунуться в городской шум.

Chapel of Silence - Exterior / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Chapel of Silence - Interior / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Chapel of Silence - Interior Wide / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

Следы воды на стенах церкви в скале, оставившей на своём пути тёмные, а затем рыжие пятна. Играет музыка. Над нами медное гнездо купола от которого расходятся лучи и пролетающие чайки в кольце голубого неба. Камень — как человеческая плоть, внутри которой живая душа. Кто-то приходит сюда как в музей, чтобы сделать фото с собой в главной роли и побежать дальше, некоторые сидят подолгу, закрыв глаза. Большими группами трудно быть в таких местах, хочется тишины и сосредоточения. Как говорил Набоков: «К Богу приходят не экскурсии с гидом, а одинокие путешественники».

Church of the Rock - Windows / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Church of the Rock - Details / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Church of the Rock - Roof / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Church of the Rock - Roof Detail / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Flowers of Spring / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

Kevät

Сердце Финляндии

Утки быстро-быстро, без остановки, работая крыльями и вытянув шею, спешат по своим делам, а чайки, махнув пару раз, ловят потоки воздуха и, кружась, парят над водой. Солнце обманчиво припекает через окно, обгоняя неторопливые тракторы мы любуемся аграрной Финляндией: с морями полей и большими фермерскими домами. Белые лебеди ярко выделялись на фоне тёмного заболоченного озера, вытягивая шеи, одни издавали горловые звуки и подгоняя друг друга, расправляли крылья и выпячивали мощную грудь, а другие в это время взлетали парами, неспешно набирая высоту плавными взмахами своих больших крыльев.

По краям дороги лежат стопки длинных, отобранных по размеру, стволов сосен и берёз, напротив большого сугроба, на сухой прошлогодней траве, появились первые жёлтые цветы мать-и-мачехи. Весна, кажется, здесь потихоньку начинается.

Рельеф меняется: спуски и подъёмы дополняют повороты, напоминая нам о доме. Блестит огромное озеро и холмы уходят в голубую даль. Крыши домов торчат между хвойными деревьями, выше которых только трубы и строительные краны. Зайцы прыгают по городу также свободно, как и другие жители — природа в Финляндии совсем близко.

Этот вечер был самым тёплым и безветренным за всё путешествие. Мы побывали в гостях у русской семьи с еврейско-ингерманландскими корнями. Глава семьи был в отъезде и нас добродушно встретила Ирина с тремя дочерьми: Дариной, Кариной и Ариной. Старшая Дарина показала нам ночной Ювяскюля, отражающийся горящими огнями в глади озера, и хоть у нас не получилось познакомиться с главой их семьи, её рассказы о семье и особенной дружбе с папой, показали нам его любовь и заботу. Дарина побывала во многих странах и чувствует себя частью большого мира. Она знает многие города не по картинке, а с изнанки, и получив образование конструктора одежды, она видит, какими нитками они сшиты. Эта молодая, активная, розовощёкая красавица определила свои желания и мечты, а им свойственно сбываться.

House / Petäjävesi , Finland / Art Lasovsky © 2017
Lake / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017
Swans / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017
Shingles / Oulu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Jyvaskyla Bridge / Jyvaskyla, Finland / Art Lasovsky © 2017

Вместе

Мы пьём чай из голубого чайника, привезённого из Каутокейно. Старичок Алви усаживается за стол вместе с нами и Кирси с лёгкостью оживляет его, протягивая руку для знакомства, мы с удовольствием включаемся в эту игру. Через кукольный театр можно многое рассказать. Счастье — это когда есть возможность создавать то, что хочется и реализовывать те желания, которые есть в сердце.

Кирси-Клаудия Кангас — журналист, сценарист и художник. Ей нравятся истории о людях и сейчас она пишет о женщине из Северной Кореи, а несколько дней назад, фильм о семье из Кеуруу, в котором она была сценаристом, получил премию на одном из кинофестивалей. Кирси родилась в восточной Финляндии и провела детство неподалёку от Кеуруу, она жила во многих местах и в том числе на севере, в Лапландии, где, познакомившись со своим мужем, осталась на двадцать три года.

Кай двадцать лет работал гидом: хаски-сафари, поездки на оленях и снегоходах, охота, рыбалка и каноэ. Эта работа была своеобразной подготовкой и дала понимание поведения людей в различных ситуациях: дикая природа и холод научили видеть то, в чём на самом деле нуждаются люди. Последние семь лет Кай работает священником, и его опыт гида помогает служить людям сейчас.
О своём предназначении он узнал рано и пробовал себя в различных сферах, но долго не мог найти своё место. После несчастного случая, начались проблемы со здоровьем, и не имея больше возможности быть гидом пришлось решать, что делать дальше. Бог открыл путь и пригласил к настоящему служению: Кай получил теологическое образование и теперь он, занимаясь своей работой, ощущает мир и покой, чувствуя, что на правильном пути. Это не простая работа и такой путь найти не легко.

Важно принимать решения согласно внутренним желаниям и мечтам. Из принятия этих решений складывается собственная жизнь и жизнь семьи. Изучая историю Финляндии, и думая, что было бы без независимости, Кай размышлял о том, какие бы были возможности, особенно в сложное послевоенное время. Очень важно жить собственной жизнью, быть свободными и иметь собственный язык, как способ общения и средство выражения мыслей, в котором проявляется независимость и свобода. По мнению Кая и Кирси, раньше было больше единства, а сейчас больше индивидуального, они считают, что финны потеряли что-то важное. Сегодня, люди обособляются и многим непросто делиться своим временем и частью жизни. У финнов открытые сердца, но часто низкая самооценка: «зачастую мы не верим, что достаточно хороши, сравнивая себя с другими европейскими странами».

Грузовик SISU часто встречался нам на пути, везя в кузове огромные неподточенные сосновые карандаши, и почти в самом конце путешествия мы узнали значение этого важного слова, которое отражает финский дух с его сильным и упорным характером, его суть можно перевести как: «проходя сквозь огонь — никогда не сдаваться».

Arvi by Kirsi-Klaudia Kangas / Keuruu, Finland / Art Lasovsky © 2017
Kirsi-Klaudia and Kai Kangas / Keuruu, Finland / Art Lasovsky © 2017
House of Kangas family / Keuruu, Finland / Art Lasovsky © 2017

Новая весна

Развернув полосатую, как маяк, обёртку мятной карамельки с шоколадной начинкой, можно продолжать путешествие.

Жизнь течёт как река, роится как пчёлы и дышит как ветер, рассказывая бесконечные истории. На острове Суоменлинна история хранится в стенах и хочется к ним прислушаться и узнать, что там за створками и старыми деревянными ставнями. Под ногами старые листья, а на ветках совсем молодые, не до конца раскрывшиеся, лепестки-листья, закрученные крыльями бабочек. Выбирая тихие места для прогулок, мы шли медленно, наслаждаясь моментом.

Уже проснулись тяжёлые гудящие шмели в меховых шубках и пробегают зайцы, грызущие по утрам голубые цветочки под окном. Панорама на дышащие сосны на морском фоне, с каплями островов у самого заката, зал с камином, напоминающим одновременно орган и северное сияние. Здесь будто нажали на паузу в шестидесятых, стиль которых многим навевает воспоминания из детства. Здание гармонично вписано в природный ландшафт, является плодом архитектурного творчества семьи Юпюя, над проектом которого трудились Рагнар и Мартта, а интерьерное решение было создано их дочерью Марьяттой. Большой город нуждается в уединённых природных местах и финны не мыслят свою жизнь без летних домиков, для нас таким домом стало уютное место Рантапуйсто.

Хельсинки встретил нас зелёной травой и распускающимися листьями, улицами, украшенными жёлтыми цветами и голубым небом, зовущим к прогулке по набережной. Как в сказке, минуя зиму, мы отыскали подснежники в Хельсинки, набрав целую корзину цветов-воспоминаний, мы скорее хотим поделиться свежим ароматом впечатлений.

Spring in Helsinki / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Architecture of Helsinki / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Bike Path / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Railway Station / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Post / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Rantapuisto Building / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Old Fiat / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Rantapuisto Fireplace / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017
Sunny Rantapuisto Interior / Helsinki, Finland / Art Lasovsky © 2017

Туда и обратно

Отматывая плёнку памяти назад и вспоминая поездку по Финляндии, пока еще не верится, что мы уже дома. Завтра не нужно снова паковать вещи и ехать дальше. Весь маршрут пройден, остались дороги, по которым еще хотелось быт проехать и встречи, которые еще ждут нас впереди. Теперь у нас есть свои отметки на карте Финляндии и особенные люди с которыми посчастливилось встретиться и общаться. Двери, в которые мы стучали, были открыты, как и многие сердца, которые доверили нам свои мысли и провели с нами частичку времени.

Lexus NX - Ruka-Kuusamo / Ruka-Kuusamo, Finland / Art Lasovsky © 2017